Форма входа

Наш опрос

Нужен ли сайту форум?
Всего ответов: 44
Четверг, 13.12.2018, 13:18
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Изчезнувшие с карты. Газета "Губерния" 26.11.2010г. Автор Сергей Томский.

Исчезнувшие с карты.

О бывшей железной дороге и о бывших лесных поселках.

Я долго не мог подступиться к теме заброшенных лесных поселков, которые существовали когда-то на территории Егоршинского района. Слишком мало информации сохранилось о них на сегодняшний день. Помогла публикация в Губернии от 5 ноября 2010 года…

На публикацию откликнулся А.С. Карфидов, который 11-летним пареньком вместе с семьей приехал жить в один из таких поселков. Было это в 1951-м году. Название у поселка незамысловатое – «85-й квартал».

В период работы монорельсовой (однорельсовой навесной) железной дороги этот и другие такие же поселения составляли целую сеть заготовительных пунктов, где проживали лесорубы.  Причем проживали не «вахтовым методом», а постоянно с семьями.

В том же «85-м квартале» жили более 500 человек. Там стояли деревянные бараки, в которых проживало население, работали магазин, столовая, школа, большая общественная баня. Из производственных построек - мастерские, кузница, гараж, конный двор (где «обитали» работяги – тяжеловозы битюки).


Макет отрезка монорельсовой дороги. На нем можно разглядеть все детали сооружения.

И от мира поселок не был оторван: помимо железной дороги были наезжены и дороги проселочные. Ближайшие – до Белого Яра и Бобровки (были у нас и такие, п. Белый Яр совсем недавно исчез с лица земли, осталось от него лишь одинокое строение). Работала телефонная связь с Ирбитским заводом, Лесной концентрацией и другими лесными поселками. Была своя электростанция.

Кстати, о происхождении старинного на сегодняшний день названия «Лесная концентрация». Появилось оно, видимо, в период бурной индустриализации страны (20-е – 30-е годы), когда лесная продукция стала основой российского экспорта. Тогда было решено отказаться от «постоянства лесопользования» и перейти к концентрированным, сплошным лесосечным рубкам.

По некоторым данным, к 1940 году интенсивность рубки достигла трехкратного превышения прироста лесов. Неудивительно, что уже через 10-15 лет лесосеки опустели, рубить стало нечего и леспромхозы стали сворачивать свою деятельность.

Об этом же вспоминает А.С. Карфидов: - В 1952 году работы по вырубке леса закончились.  Люди начали уезжать, а бараки стали разбирать. Часть бревен увезли в вагонах на монорельсе в Красногвардейский, часть на машинах и тракторах на Буланаш и в другие места.

Мы стали жить в бывшей школе, дом был большой, пятистенный. Мы жили в одной половине, во второй половине – семья другого лесника. Монорельсовую дорогу тоже постепенно демонтировали…

Без работы остались и лесорубы, проживавшие в других поселках, - а их немало было. По словам заведующей библиотекой в п. Красногвардейском Л.Н. Андриановой, самым густонаселенным был «90-й квартал» . А еще были «98-й квартал», «110-й», «115-й»…

Исполнительный директор ООО «Лесное» А.Е. Патракова много лет проработала в лесном хозяйстве нашего района и достаточно хорошо знает окрестности. Вместе с ней мы попытались «привязать» упоминаемые поселки-«кварталы» к современным лесным кварталам с их нынешней нумерацией (в планах на будущее лето есть «экскурсия» к заброшенным поселкам). К сожалению, определить удалось не все «точки». Дело в том, что лесные кварталы раз в 10 лет перенумеровываются, они могут быть разделены и т.д.


Одна из загадок железной дороги - стрелки. Как они переводились, до сих пор не ясно, хотя одна из стрелок на этом снимке.

Тот же «80-й квартал» стал позднее 30-м, а теперь, похоже, поделился на 112-й и 113-й. Да и «90-й квартал» и «Липовские печи» - это, похоже, одна и та же «точка».

Кстати, о «печах». На старых картах есть Липовские печи, Каменские печи, Ирбитские печи. Тоже названия несколько озадачивают. Их происхождение уходит корнями в позапрошлый век.

В 1870 году в Ирбитском железоделательном заводе была пущена новая высокопроизводительная домна. Вот для выжигания необходимого количества древесного угля для нее и «были построены Липовские углевыжигательные печи на 10 номеров и на Каменке под Ершами на 4 номера» (сайт Ирбитский завод).

В 1880 году домна перестала работать из-за отсутствия местной руды.  ее оборудование было переведено на Верхнесинячихинский завод.

А названия населенных пунктов остались.

Сразу после публикации статьи о монорельсовой дороге читатели стали интересоваться: «А как по единственному рельсу передвигались составы, груженые лесом, как сохраняли равновесие?»

Ну, центр тяжести у них находился гораздо ниже точки опоры. А А.С. Карфидов, видевший «вживую» эти составы, пояснил, что у мотовоза и вагонов были к тому же деревянные «отбойники», которые удерживали их в вертикальном положении. При движении эти отбойники задевали за опоры, и верхняя часть опор порядком оббивалась.

Кстати, в музее п. Красногвардейского находится макет отрезка монорельсовой дороги (с мотовозом и вагоном). Здесь и можно рассмотреть подробно конструкцию состава и монорельса.

Сама бывшая однорельсовая навесная железная дорога «разошлась» после ее ликвидации по селам и деревням в виде бревен. Хозяйственные граждане вторично использовали их в своих постройках.

Нам удалось найти одно из таких строений, сложенных из балок. Это строение – баня – до сих пор стоит во дворе одного из домов по ул. Карла Маркса, заставленная старыми досками и прочим хламом. Но в верхней части сруба бани просматриваются бревна с характерными пазами, на которые они крепились, будучи балками монорельсовой дороги в своей первой жизни.

(Вы вовремя приехали, - сказал нам хозяин дома. – Я эту баню разбирать собрался на дрова).

Нуда, все не вечно. И эти бревна, дважды послужившие людям, стали трухлявыми и тепло уже не держат. Скоро станут дровами и исчезнут.

Но останется макет в музее, останутся копии старых фотографий и воспоминания бывших работников дороги и лесорубов, которые удалось вовремя записать...

Сергей Томский.